Главная Новости Биография Творчество Ремарка
Темы произведений
Библиография Публицистика Ремарк в кино
Ремарк в театре
Издания на русском
Женщины Ремарка
Фотографии Цитаты Галерея Интересные факты Публикации
Ремарк сегодня
Группа ВКонтакте Гостевая книга Магазин Статьи
Главная / Публикации / В. Михалёва. «Этнокультурные маркеры художественного текста и их воссоздание в переводе» (на материале романов Э.М. Ремарка)

В. Михалёва. «Этнокультурные маркеры художественного текста и их воссоздание в переводе» (на материале романов Э.М. Ремарка)

Сопоставительное изучение текстов оригинала и переводов охватывает различные стороны их содержательной структуры. Один из аспектов этой стороны текста — этнические маркеры и языковые средства их воссоздания.

Культурные и литературные взаимосвязи между народами диалогичны по своей природе, но диалог культур предполагает участие более или менее широких слоев культурно-языковых общностей и поэтому невозможен без перевода. Ибо перевод не просто новая интерпретация оригинала, он вводит его в другую культуру, при этом сам перевод живет в этой новой культуре вполне самостоятельной жизнью, не всегда похожей на жизнь оригинала.

Столкновение и сложное взаимодействие переводческих, издательских и читательских позиций, неизбежно актуализирующих и одновременно сужающих смысл оригинала, всегда отражается на характере и качествах нового перевода или выборе для публикации одного из уже имеющихся переводов. Перевод художественных текстов хорошо отражает в текстах переводов изменения, адаптирующие текст иноязычной культуры, при которых инокультурный текст становится составляющей культуры языка перевода [Оболенская: 21].

Большинство слов в художественном тексте на иностранном языке имеют эквивалентные соответствия в языке перевода, но значения даже этих слов полностью не покрывают друг друга [Чайковский: 104]. Кроме того, есть слова, которые не имеют соответствий или эти соответствия малоупотребительны в языке перевода. Эти слова встречаются чаще всего в тексте, описывающем особенности национальной культуры, обрядов, поведения, быта, одежды, пищи. Если мы под этим углом зрения обратимся к романам Э.М. Ремарка 1920—1938 годов, то сможем выделить несколько тематических групп лексем, обозначающих различные аспекты жизни немецкого и других народов. Самой наглядной группой слов является лексика, обозначающая продукты питания, которая встречается в основном в романах «На Западном фронте без перемен» и «Три товарища», и экзотизмы, наиболее ярко представленные в романе «Гэм».

Проанализировав слова тематической группы, обозначающей еду и напитки, из романа «На Западном фронте без перемен», мы выяснили, что большинство из употребленных Э.М. Ремарком слов имеют прямое соответствие в русском языке. Например: Brot — хлеб, Wurst — колбаса, Bohnen — фасоль, Kaffe — кофе и т. д.

Если мы рассмотрим такое понятие, как сухой паек немецкого солдата первой мировой войны, го все, что в него входило — Brot, Wurst, Kunsthonig, Zigarren, Zigaretten, Kautabak — существует и в русской бытовой культуре, и для обозначения этих продуктов имеются прямые соответствия в русском языке, поэтому дополнительное пояснение для русскоязычного читателя в данном случае не требуется.

Однако уже слово «Kaffe» является этнокультурным языковым маркером, поскольку, несмотря на то, что в русском языке существует аналогичное слово «кофе», их значение и употребление в России и Германии существенно разнятся. Это объясняется тем, что для немцев кофе весьма распространенный и обычный напиток. В России же кофе на протяжении многих десятилетий считался напитком, доступным только небольшой части населения, в то время как чай был очень распространен. Фактически эти два напитка заменяли друг друга в российской и германской культурах.

Еще один показательный пример различий в употреблении чая и кофе в России и Германии наглядно представлен в романе «Три товарища» в диалоге двух главных героев — Пат Хольман и влюбленного в нее Роберта Локампа. В русском переводе И. Шрайбера и Л. Яковенко этот диалог звучит так:

Итак, чего же ты хочешь, чай или кофе?

— Кофе, просто кофе, Пат. Я ведь крестьянин. А ты что будешь пить?

— Я выпью с тобой кофе.

— А вообще ты пьешь чай?

— Да.

— Так зачем же кофе?

— Я уже начинаю к нему привыкать. Ты будешь есть пирожные или бутерброды?

— И то, и другое. Таким случаем надо воспользоваться. Потом я еще буду пить чай [Ремарк: 146].

Л.К. Латышев, приводящий этот пример в своей книге «Технология перевода», пишет: «Для русского читателя разговор молодого человека и девушки выглядит как пустая застольная болтовня, потому что ему неизвестно, что понятия «чай» и «кофе» имели в то время для немцев определенное социальное значение: кофе считался напитком простых людей, чай — напитком представителей более высоких слоев общества. Для того чтобы смысл диалога стал полностью понятен русскоязычному читателю, надо, чтобы он знал об этом дополнительном значении слов. Сделать это иначе, как через примечание переводчика, здесь не представляется возможным» [Латышев: 211].

Обратимся к роману «Гэм», действие которого происходит в Египте. В нем значительную часть словаря составляют экзотизмы и заимствования, требующие осторожного обращения при переводе. Сопоставив оригинал и перевод Н.Н. Федоровой, мы обнаружили, что в некоторых случаях Н.Н. Федорова усиливает экзотизацию текста. Там, где Э.М. Ремарк пишет, например, «Mantel», она использует экзотизм «бурнус» — плащ бедуина. Общеупотребительное немецкое слово «Busch», использованное Э.М. Ремарком в значении «густые заросли», она переводит словом «буш», которое не имеет аналогов в русском языке и массовому читателю неизвестно.

Остальные экзотизмы в переводе Н.Н. Федоровой передаются такими же иноязычными заимствованиями, что усложняет восприятие текста читателем. Например: Beduinen — бедуины, Mameluck — мамлюк, Nomarch — номарх, Kopten — копты, Pombebier — помбе и т. д. Текст оказывается не адаптированным к восприятию русскоязычным читателем.

Таким образом, мы видим, что переводчики не всегда уделяют необходимое внимание дополнительному значению слов, которое невозможно отобразить в переводе, «не используя такие средства передачи смысла оригинала, которые будут обладать той же функцией воздействия на читателя перевода, какую выполнял сам оригинал по отношению к носителю языка оригинала» [Семенов: 60]. Как показывает проведенный нами сопоставительный анализ лексики оригиналов и переводов художественного текста, этнические маркеры не всегда с достаточной точностью воссоздаются в переводе.

Примечания

Латышев Л.К. Технология перевода: учеб. пособие для студентов лингвист. вузов и фак. — М.: Академия, 2007. — 320 с.

Оболенская Ю.Л. Художественный перевод и межкультурная коммуникация. — М.: Высш. шк., 2006. — 335 с.

Ремарк Э.М. Три товарища / пер. с нем. И. Шрайбера, Л. Яковенко. — М.: Вагриус, 2005. — 448 с.

Семенов А.Л. Основы общей теории перевода и переводческой деятельности: учеб. пособие для студентов лингвист. вузов и фак. — М.: Академия, 2008. — 160 с.

Чайковский Р.Р. Основы художественного перевода: вводная часть: учеб. пособие. — Магадан: Изд. СВГУ, 2008. — 128 с.

 
.
Главная Гостевая книга Ссылки Контакты Карта сайта

© 2012—2017 «Ремарк Эрих Мария»