Главная Новости Биография Творчество Ремарка
Темы произведений
Библиография Публицистика Ремарк в кино
Ремарк в театре
Издания на русском
Женщины Ремарка
Фотографии Цитаты Галерея Интересные факты Публикации
Ремарк сегодня
Группа ВКонтакте Гостевая книга Магазин Статьи
Главная / Публикации / А.С. Поршнева, О.И. Праздничных. «Концепт "наци" в романе Э.М. Ремарка "Ночь в Лиссабоне"»

А.С. Поршнева, О.И. Праздничных. «Концепт "наци" в романе Э.М. Ремарка "Ночь в Лиссабоне"»

Эрих Мария Ремарк (1898—1970) — «воинствующий пацифист», яркий представитель «потерянного поколения», один из самых читаемых писателей XX в. Произведения Ремарка, наполненные антивоенным и антитоталитарным пафосом, рассказывают об исторических событиях, постигших Европу в XX в. Роман «Ночь в Лиссабоне» (1962), наряду с произведениями «Возлюби ближнего своего», «Триумфальная арка», «Тени в раю» и незаконченным романом «Земля обетованная», относится к циклу эмигрантских романов. Можно сказать, что эти романы автобиографические, так Ремарк сам покинул Германию, а потом и Европу, вследствие несогласия с режимом и из соображений личной безопасности.

Роман «Ночь в Лиссабоне» описывает историю Йозефа Шварца, который уехал из Германии, спасаясь от нацистов, пришедших к власти в Германии в 1933 г. Главный мотив повествования — стремление к свободе. Однако с этим мотивом тесно связан и другой — мотив опасности, преследования. Так или иначе, все опасности, угрожающие герою, исходят от нацистов.

«Наци» в романе «Ночь в Лиссабоне» — это не только группа персонажей, являющихся представителями режима, но и важный художественный концепт. Многие исследования по творчеству Ремарка касались вопросов исторического и биографического контекстов произведений [Сучков 1991], [Книпович 1971], [Орлов 1976], [Antkowiak 1983], [Schütz 1986]. Вопросы пространственной организации эмигрантских романов Ремарка, а также взаимодействия в них пространства и сюжета подробно разработаны А.С. Поршневой [Поршнева 2010]. Однако анализу художественных концептов Ремарка уделялось существенно меньше внимания. Одним из немногих случаев обращения к ним является, например, кандидатская диссертация О.Е. Похаленкова «Концепт «враг» в творчестве Эриха Марии Ремарка и советской «лейтенантской прозе» 1950—60-х гг.» (2011). Однако исследований, посвященных рассмотрению «наци» как художественного концепта, нам обнаружить не удалось, чем и обусловлена новизна нашей работы.

В настоящей статье мы делаем попытку выстроить полевую модель концепта «наци». К проблеме концепта одним из первых обратился С.А. Аскольдов: «Концепты познания — общности, концепты искусства — индивидуальны. <...> К концептам познания не примешиваются чувства, желания, вообще иррациональное. Художественный концепт чаще всего есть комплекс того и другого, т. е. сочетание понятий, представлений, чувств, эмоций, иногда даже волевых проявлений» [Аскольдов 1997: 270]. Ту же мысль развивает Л.Г. Бабенко: «Концептуализация мира в художественном тексте, с одной стороны, отражает универсальные законы мироустройства, а с другой — индивидуальные, даже уникальные, воображаемые идеи. Степень соответствия универсальных и индивидуально-авторских знаний в художественной картине мира текста может быть различна: от полного совпадения, тождества — до разительного несовпадения, полного расхождения» [Бабенко 2003: 131].

Исходя из сказанного, можно сделать предположение, что концепт «наци» в «индивидуально-авторском знании» Ремарка будет отличаться от его «универсального» наполнения.

Определение наци в «Словаре иностранных слов и выражений» гласит: «Наци (нацист) — приверженец нацизма, член германской фашистской партии. Нацизм (германский фашизм) — официальная политическая идеология в Третьем Рейхе, сочетавшая в себе различные элементы шовинизма, расизма и антисемитизма» [Зенович 2004: 408]. Данное определение состоит из стилистически нейтральных слов и не несет в себе никакой эмоциональной нагрузки, в то время как в тексте романа встречается более 30 наименований нацистов с разными стилистическими окрасками. Чтобы упорядочить этот материал, выстроим модель концепта.

Л.Г. Бабенко рекомендует делать это следующим образом: «Можно сказать, что индивидуально-авторские знания о мире формируют специфическую концептосферу, структурированную по принципу поля, ядром которого является когнитивно-пропозициональная структура, приядерную зону представляют лексические репрезентации этой структуры, ближайшую периферию — образные репрезентации, а дальнейшую — эмоционально-оценочные смыслы» [Бабенко 2004: 121]. «Истолкование концептов и концептосферы кроется в семантическом пространстве близких по смыслу групп слов — тематических, семантических, — в типовом наборе существенных семантических признаков» [Бабенко 2004: 110].

Как говорилось ранее, концепт наци является одним из ключевых в произведениях Э.М. Ремарка. Он противопоставляется общечеловеческим ценностям и идеалам (свобода, любовь, толерантность, гуманизм) и является средоточием всего негативного: опасность, ложь, несправедливость, насилие, смерть.

Рассмотрим структуру концепта. Ядро составляют экспрессивные названия: die Knechte der Gewalt, Schweine, Räuber, Mörder, Folterknechte, Berufsmörder, Verbrecher, Kraken, Kommisskaffem, die Barbaren (x2), faustische Menschen, echter Herrenmensch, der Abgesandter Hitlers, Idiot, muskulöser Schwächling, Hitlerknecht, Rechthaberei, der nationalistische Klotz, Bullen, fremdartige Pfaunen.

Большинство наименований являются синонимами слова нацист лишь в контексте произведения. Данный набор слов наиболее ясно выражает авторское отношение к нацистам, поскольку несет в себе сильную эмоциональную составляющую.

Автор называет нацистов разного рода преступниками (Verbrecher), так как они совершили преступление против человечности. Из-за их жестокости автор иногда называет нацистов именами животных. Следующий акцент сделан на том, что сторонники Гитлера — люди недалекие, не умеющие принимать собственные решения, не умеющие отличить хорошее от плохого, а значит, легко внушаемые (Idiot). Из этих составляющих складывается образ нациста в романе «Ночь в Лиссабоне». В целом это человек, не отличающийся особым умом, предпочитающий действовать силой, который «ведется» на красноречие оратора и не замечает, что на деле идеи «общего блага» оборачиваются античеловечными преступлениями. Такой человек становится упрямым фанатом идей, которые укоренились в его сознании, и если сказать ему, что эти идеи — ложная ценность, он будет лишь упрямствовать в своем заблуждении и гордиться своей преданностью.

Иногда среди наци встречаются люди, которые наслаждаются мучениями других и вступают в ряды нацистов, точнее, в гестапо, чтобы заниматься этим на «законных» основаниях. Такой тип тоже встречается в романе, и автор, сравнивая эти два типа нацистов, называет первый тип злом-жестокостью (brutal Böse), а второй — злом-абсолютом (absolut Böse). В любом случае, нацизм — это зло.

Приядерную зону концепта составляют нейтральные наименования, которые используются для стандартных определений и исторического повествования: die Deutschen, die SS, ein SS-Mann, alle in Parteiuniform, Hitlerjugend, junge Leute in Uniform, die Uniformierte, der Parteigenosse, Obersturmbannführer, der Unteroffizier, die Kulturträger des Dritten Reiches, das Regime akzeptieren, ein echter Anhänger der Regie-rung. Взятые отдельно, эти слова действительно нейтральны, однако по контексту становится понятным, что для автора эти слова равнозначны словам, составляющим ядро концепта. Контекст ясно показывает, что в понимании автора все люди с внешними атрибутами национал-социалистической партии (основной среди этих атрибутов — униформа) являются источником опасности. В контексте же словарного определения наци эти слова составляют ядро концепта и остаются нейтральными.

Ближайшая периферия — это образные репрезентации концепта наци: die Flut hatte seit langem Deutschland und Österreich überschwemmt, das Ungeziefer, der schattenhafte Arm des Gestapo, ein Trauerwagen mit zwei Toten, die Stille schien nach Immergrün zu riechen. Хотелось бы остановиться на этих образах подробней, так как они, на наш взгляд, обладают огромной концептуальной значимостью.

«Ein Chauffeur in schwarzer SS-Uniform war am Steuer, und im Fond saßen zwei SS-Offiziere mit sehr bleichen Gesichtern. <...> Er [der Mercedes] wirkte tatsächlich wie ein Trauerwagen, in dem zwei Tote transportiert wurden. <...> Die schwarzen Uniformen, die Leichengesichter, die silbernen Totenköpfe, der schwarze Wagen und die Stille, die nicht mehr nach Rosen zu riechen schien, sondern schon nach bitterem Immergrün und Verwesung» [Remarque 2008: 134].

Данный отрывок наглядно иллюстрирует представление Ремарка о наци: для него наци означают страдания, гибель, траур, разложение. Здесь он заостряет внимание на внешнем виде, чтобы показать, что форма соответствует содержанию: офицеры СС — люди с «очень бледными лицами», «лицами мертвецов», т.к. они несут смерть. Интересный момент: в оригинале говорится, что воздух пах барвинком (Immergrün). Эта деталь теряется, если не знать, что из барвинка плели погребальные венки. То есть это еще один символ смерти. В переводе барвинок заменен на полынь, которая более понятна как символ: она олицетворяет горечь и страдания.

Схожее значение несет в себе метафора потоп (die Flut): нацисты представляют собой стихийную силу, которая крушит все на своем пути.

«Nationale Erhebungen sind wie Steine, die man vom Boden hebt — das Ungeziefer kriecht darunter hervor. Es hat für seine Vulgarität endlich große Worte, die es decken» [Remarque 2008: 139]. Есть основание считать, что здесь имеются в виду последствия, к которым привела идея национального возрождения. Не зря говорят, что дорога в ад вымощена благими намерениями. Чудовищные деяния нацистов прикрывались громкими словами о благе. Возрождение нации обернулось величайшим ее позором.

Таким образом, мы видим, что концепт «наци» в понимании автора — не отвлеченное представление. Возможно, в основе концепта и лежит универсальное представление, но на эту основу наложен толстый слой собственных эмоций, переживаний и ассоциаций автора. В контексте романа даже стилистически нейтральные слова, касающиеся нацистов, приобретают отрицательную окраску. Это связано с гуманистической позицией Э.М. Ремарка, который не принимал национал-социализм именно по гуманистическим, а не по политическим соображениям.

Литература

Аскольдов С.А. Концепт и слово // Русская словесность: антология. М.: Academia, 2007. С. 268—277.

Бабенко Л.Г., Казарин Ю.В. Филологический анализ текста. Основы теории, принципы и аспекты анализа. М.: Академический Проект, 2004. 464 с.

Бабенко Л.Г., Казарин Ю.В. Филологический анализ. Практикум. М.: Академический Проект, 2003. 400 с.

Зенович Е.С. Словарь иностранных слов и выражений. М.: Астрель, 2004. 778 с.

Книпович Е. Послесловие // Иностр. лит. 1971. № 12. С. 182.

Орлов Р.А. Композиционное воплощение идейного замысла в прозе Ремарка // Вестник Ленинградского университета. 1976. № 14. С. 104.

Поршнева А.С. «Катарсис» в сюжетно-пространственной организации романа Э.М. Ремарка «Возлюби ближнего своего» // Вестник Пермского университета. 2010. № 4. С. 165—172.

Сучков Б. Антифашистская сатира Ремарка // Ремарк Э.М. Черный обелиск. Тюмень, 1991. с. 7.

Antkowiak A. Erich Maria Remarque: Leben und Werk. Westberlin, 1983. S. 19.

Remarque E.M. Die Nacht von Lissabon. СПб.: KAPO, 2008. 380 c.

Schütz E. «Die Wiederkehr des Weltkrieges» (Erich Maria Remarque: Im Westen nichts Neues) // Schütz E. Romane der Weimarer Republik. — München, 1986. S. 185.

 
.
Главная Гостевая книга Ссылки Контакты Карта сайта

© 2012—2018 «Ремарк Эрих Мария»