Главная Новости Биография Творчество Ремарка
Темы произведений
Библиография Публицистика Ремарк в кино
Ремарк в театре
Издания на русском
Женщины Ремарка
Фотографии Цитаты Галерея Интересные факты Публикации
Ремарк сегодня
Группа ВКонтакте Гостевая книга Магазин Статьи

На правах рекламы:

http://attikarus.ru/ стеклянный Ровинг купить.

Главная / Публикации / А. Вакулюк. «Лексические аспекты перевода романа Э.М. Ремарка "Искра жизни" на английский язык»

А. Вакулюк. «Лексические аспекты перевода романа Э.М. Ремарка "Искра жизни" на английский язык»

Вскоре после второй мировой войны Э.М. Ремарк обращается к новой теме в своем творчестве — теме выживания под гнетом фашистского тоталитаризма, которую он пытается раскрыть сквозь призму жизни заключенных в концентрационном лагере, и начинает работу над романом «Искра жизни» («Der Funke Leben»). Тема концлагеря, по мнению Г. Вагенера, одна из наиболее трудных и ответственных, и лишь немногие писатели справились с ней. Среди наиболее известных — Александр Солженицын, Андре Мальро и Александр Кестлер [Wagener: 68].

Роман «Искра жизни» — нелегкое чтение, он и писался Э.М. Ремарком трудно [Gilbert: 425]. Важно заметить, что в данном случае писатель отходит от своей традиции писать, основываясь на собственном опыте. Поэтому Ремарку пришлось прочитать массу документов о людях и событиях, которые он хотел описать, а также непосредственно общаться с теми, кто пережил пытки и террор нацизма [Wagener: 67].

Э.М. Ремарк прекрасно осознавал, что в Германии все еще силен дух нацизма. Автор книги о писателе X. Тейлор подчеркивает, что именно по этой причине Ремарк принял решение показать все ужасы фашизма. Писатель шел на риск, так как существовала опасность негативного отношения к новому роману, потому что многие из немецких читателей желали все забыть и отрекались от каких-либо воспоминаний [Taylor: 182].

По словам Э. Янсен, которая была секретарем Ремарка в послевоенные годы, роман «Искра жизни» был очень дорог писателю (см.: [Gilbert: 430]). Очевидно, потому, что одной из причин, заставивших его обратиться к этой теме, стала личная трагедия в семье Э.М. Ремарка. В июне 1946 года писатель получает известие о смерти сестры. Его младшая сестра Эльфрида, в замужестве Шольц, была арестована и находилась в заключении до декабря 1943 года, а затем была приговорена к смертной казни и обезглавлена, о чем семья узнает только спустя два с половиной года. Один из ремарковедов Р.А. Фёрда в своей книге о творчестве Ремарка отмечает, что смерть Эльфриды явилась горестным напоминанием писателю о том, что он так и не сумел скрыться и убежать от войны, уехав в Америку. Этот роман посвящен сестре Ремарка и многим жертвам фашизма, пережившим ужасы концентрационных лагерей. В архиве библиотеки Конгресса США хранится текст Э.М. Ремарка, в котором он объясняет причины, заставившие его обратиться к этой теме, а также рукопись романа с посвящением сестре на английском языке [Firda: 146]. Это посвящение публикуется в дальнейших изданиях тоже на английском. Таким способом Э.М. Ремарк отдал последнюю дань памяти сестре и осуществил попытку борьбы с нацизмом единственно известным ему способом — своим творчеством. По словам того же Р.А. Фёрда, «Искра жизни» — это выдающееся художественное произведение о самой темной эпохе человечества [Firda: 161].

В романе нет персонажа или сцены, напрямую связанных с судьбой Эльфриды. Только однажды Ремарк саркастично замечает, что «одним из первых культурных достижений нацизма явилась отмена гильотины и замена ее на топорик» — очевидное упоминание о сестре [Remarque, 1998 (b): 187].

В романе «Искра жизни» описана жизнь заключенных в концентрационном лагере. В центре внимания — судьба узника под номером 509. Действие происходит в 1945 году, и заключенные, у которых отняли все, кроме надежды, продолжают надеяться на окончание войны и возможную свободу, на поражение фашистской Германии. Единственное, что у них осталось — едва заметная искра жизни.

Автор настолько ярко и правдоподобно описывает пугающую реальность концентрационного лагеря, что возникает вопрос: как человек, избежавший концентрационного лагеря, сумел передать картину жизни заключенных так точно? В связи с этим К. Оуэн в своей книге о жизни и творчестве Э.М. Ремарка пишет: «...он [Ремарк] в 1951 году посетил Дахау, один из «легких» лагерей, как называют его некоторые журналисты, потому что в нем не было крематория (конечно, он был, но газовые камеры в нем не функционировали)» [Owen: 264]. Это утверждение ставит под сомнение обвинения критиков в том, что Э.М. Ремарк описывает совершенно незнакомые ему вещи. Писатель мог посетить и другие лагеря, но этот факт не находит пока подтверждения в документальных источниках.

Роман был закончен весной 1951 года, а летом начинается работа над переводом произведения на английский язык. Из записей в дневнике писателя известно, что он сам в той или иной степени принимал участие в переводе романа [Remarque, 1998 (а): 459]. Уже в январе роман выходит в нью-йоркском издательстве «Эпплтон-Сенчури» в переводе Дж. Стерна. Необходимо обратить внимание на тот факт, что по настоящее время существует только один этот перевод, который многократно переиздавался [Erich Maria Remarque, Werke der frühen fünfziger Jahre: 6].

Важно отметить, что в Германии роман был опубликован только через полгода после выхода английского перевода. Этот факт говорит о том, что немецкие читатели были не готовы к такому роману. Как пишет Г. Вагенер, многие немцы не желали слышать о тех бесчинствах, которые творили их сограждане. Они хотели забыть прошлое и жить настоящим, будучи счастливыми тем, что им самим удалось пережить эру нацизма [Wagener: 67].

По сведениям Т.Ф. Шнайдера, в газете «Neue Tagespost», выходившей в родном городе Э.М. Ремарка Оснабрюке, спустя три месяца после появления романа «Искра жизни» в ФРГ публикуется статья под заголовком «Ничего нового от Ремарка» (31.10.1952). Автор этой статьи с большой долей иронии высказывается и по поводу романа, и о самом писателе [Schneider: 29].

Таких статей о романе было много, но наряду с ними появились рецензии, в которых «Искра жизни» расценивалась как важный вклад в борьбу с нацизмом.

По другую сторону германской границы, в ГДР, книгу отказывались публиковать по идейным соображениям. В романе просматривалась антикоммунистическая направленность, а ГДР находилась в то время в зависимости от Советского Союза, где не желали выпускать книгу, в которой политические воззрения автора расходились с идеологией коммунизма, к тому же само описание концентрационного лагеря перекликалось с запрещенной в то время литературой ГУЛАГа в Советском Союзе. Как отмечают К. Баркер и К.В. Ласт, политика — одна из центральных тем в романе «Искра жизни» [Barker, Last: 153].

Что касается других стран, то там роман пользовался большим успехом. В США, по сведениям В. Штернбурга, произведение стало очень популярным. Издательство «Эпплтон-Сенчури» начинает рекламу книги сразу после ее опубликования, и вскоре она занимает четвертое место в списке самых продаваемых книг [Sternburg: 366].

Литература о концентрационных лагерях, то есть литература холокоста, написана людьми как пережившими террор, так и теми, чья нога не ступала на территорию концентрационного лагеря. Но главным остается тот факт, что всеми ими двигало одно желание: описать неописуемое, показать все ужасы фашизма, все тяготы и лишения, которые пришлось пережить людям, заключенным в нацистские лагеря [Harris: 277]. Э.М. Ремарку это удалось одному из первых. Он создал яркую и необычайно правдивую историю журналиста Фридриха Коллера, превратившегося в заключенного без имени, под номером 509.

Разумеется, что перевод такой книги — чрезвычайно ответственная задача для переводчика. Эта задача осложнялась тем обстоятельством, что описываемые автором реалии лагерной жизни были совершенно неизвестны американскому читателю. Все это надо было вводить в сферу представлений американских читателей, и, разумеется, наиболее сложной проблемой было воссоздание лексики романа. Слов для описания всех ситуаций, которые изображены в романе Ремарка, в английском языке практически не было. Кроме того, к этому времени было еще не так много работ на английском языке, посвященных этой теме, переводчик не мог воспользоваться другими текстами в качестве так называемых текстов — доноров для своего перевода (о тексте-доноре см.: [Нарбут: 35]).

Если обратиться к лексике романа, то наибольший интерес вызывает та ее часть, которая связана с описанием лагерного быта, жизни заключенных, типичными лагерными ситуациями и т. п. Все эти лексемы мы объединяем под названием лагерная лексика. Условно мы можем разделить ее на три тематические группы — устройство лагеря и лагерные помещения, военные чины и охрана лагеря, заключенные. К первой группе относятся слова (в скобках мы приводим варианты переводчика): Lager (camp), Konzentrationslager (concentration camp), Appellplatz (roll-call ground), Tanzboden (dance ground), Krematorium (crematorium), Baracke (barracks), Arbeitslager (labor camp), Strafbunker (penal bunker), Holzbaracke (wooden barrack), Gaskammer (gas chamber), SS-Kaserne (SS quarters), Latrinenbaracke (latrine shed), Gefängiss (jail), die Betten bestanden aus Brettern (bunks consisted of boards), die Kasernen der SS-Mannschaften (quarters of the SS troops), die verlauste Latrine (lice-infested latrine), Bettbrett (bunkboard), Vernichtungslager (extermination camp), Bahren (stretchers), Eingangstor (entrance gate), Todesbaracke (death barrack), Kessel (cauldron), Iaschinengewehrtürme (machinegun tower), Stacheldrahtzaun (wire fence), Palisaden (palisades), Proviantabteilung (commissary), Zelle(cell), Schonungslager (Mercy Division).

Во вторую группу входят слова: SS-Scharführer (SS-squad leader), Küchenkapo (kitchen kapo), SS-leute (SS guard), SS-Truppen (SS troops), Innere Verwaltung (internal administration), Lagerführer (camp leader), Blockführer (block leader), Kommandoführer (labor-gang leader), Wachposten (guard), SS-Mannschaften (SS-squads), Sturmführer (storm leader), Lager-Kommando (camp command), Aufseher (guards), Bunkeraufseher (supervisor of the bunker), Krematoriumsmannschaft (crematorium gang), Lagerpolizei (camp police), Wachen (guards), Spezialkommando (special SS gang), Gestapo (gestapo), Kolonnenfïiher (squad leader), Hospitalarzt (lazaret physician), Patrouillengang (patrol), die Kontrolle (check-up), Scheinwerfer (searchlights), Kommandant (commandant).

В третью группу мы объединили всю лексику, связанную с заключенными: Gefangenen (prisoners), Veteranen (veterans), politische Häftlinge (political prisoners), gewöhnliche Verbrecher (common criminals), Blockälteste (block senior), Stubenälteste (room seniors), Grossen (big shots), Kommando (labor gang), Muselmann (mussulman), Leichenträger (corpse carrier), Kulturbonze (culture-Bolshevik), Bande (tramps), Transportkommando (transportation gang), Vormann (foreman), Bergungskommando (salvage gang), geretteter Häftling (surviving prisoner), Gerippe (carcass), Lagerinsassen (camp inmates), Arbeitsformation (labor formation), dreieckige Stoffwinkel (triangular patches of cloth), grüne Winkel der Kriminelen (green triangular badge of the criminal), gestreife Anzüge (striped garb), gestreife Kittel (striped smock), gestreife Jacken (stripped jackets), das rote Abzeichen (red badge), Jacke (jacket), Transporte (transports), Latrinenparole (latrine password).

Теперь рассмотрим, какие эквиваленты избирает переводчик этого романа Дж. Стерн. В связи с тем, что подобной лексики в английском языке не было, переводчик часто прибегает к такому приему, как калькирование. В основном все слова переведены именно таким способом. Иногда словарное значение слова не совпадает с выбранным вариантом Стерна. Например, слово «Baracke» переведено им как «barracks», тогда как немецко-английский словарь X. Коллинса дает «hut». Слова «Kommandoführer» и «SS-Scharführer» переданы одним и тем же эквивалентом — «squad leader», что затрудняет правильное понимание текста читателем. Некоторые варианты, выбранные переводчиком, лишь отдаленно напоминают по своему лексическому значению слова, использованные писателем: Gerripe — Carcass, Kommando — labor gang.

Параллельно с вариантами Дж. Стерна мы проанализировали эквиваленты, которые предлагает Ф. Харрис в своей статье «Концентрационный лагерь как текст», где он упоминает такие понятия, как «Appellplatz», называя его «ground for roll call»; «dance floor», имея в виду «Tanzboden» [Harris: 279], а также «kind of intensive care station» как «Schonungsabteilung» [Harris: 281]. Дж. Стерн называет этот лагерь Mercy Division. Все эти слова были использованы Э.М. Ремарком с ироническим подтекстом, так как «Tanzboden» не является площадкой для танцев, a «Schonungsabteilung» — не место, где заботятся о людях, а наоборот — отделение лагеря, куда отправляют заключенных на верную гибель. Ф. Харрис дает объяснение этих понятий и предлагает свои варианты перевода. Мы встречаем также упоминание о таком понятии, как «barbed wire fence» [Harris: 283], в то время как Дж. Стерн использует «wire fence».

Мы провели анализ всех трех групп и вывели количество соответствий в тексте перевода в процентном отношении. Для этого мы воспользовались терминологией В.С. Виноградова. Он подразделяет соответствия на полные и неполные (частичные), в зависимости от объема передаваемой знаменательной информации [Виноградов: 82]. Подсчитав количество исходных слов и их эквивалентов, мы получили следующие цифры: уровень полных соответствий в первой группе достигает 68%, частичных 32%. Во второй группе полных соответствий 52%, частичных 36%, количество лексических несоответствий 12%. В третьей группе уровень полных соответствий равен 64%, частичных 25%, лексических несоответствий 11%.

Таким образом, анализ показывает, что в целом Дж. Стерн находил оптимальные варианты передачи лагерной лексики романа.

Примечания

1. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). — М.: Изд-во Ин-та общ. сред. образования РАО, 2001. — 224 с.

2. Нарбут Е.В. Отечественные переводоведы об идее текста-донора // Идеи, гипотезы, поиск...: Сб. эссе к IX науч. конф. аспирантов и молодых исследователей Сев. междунар. ун-та. — Магадан: Кордис, 2002. — Вып. IX. С. 35—39.

3. Barker C.R. and K.W. Last. Erich Maria Remarque. — London: Oswald Wolff; New York: Barnes and Noble, 1979. — 174 p.

4. Erich Maria Remarque, Werke der frühen fünfziger Jahre: Bibliographie der Druck / zsgest. Von Claudia Glunz und Thomas F. Schneider. — Bramsche: Rasch, 1995. — 80 S.

5. Firda R.A. Erich Maria Remarque: A Thematic Analysis of his novels. — New York: Peter Lang, 1988. — 328 p.

6. Gilbert J. Erich Maria Remarque und Paulett Goddar. Biographie einer Liebe. — München: List, 1997. — 696 S.

7. Harris F J. Remarque's Der Funke Leben. The Concentration Camp as Text / Erich Maria Remarque. Leben, Werk und weltweite Wirkung / Hrsg. von Thomas F. Schneider. — Osnabrück: Rasch, 1998. — S. 277 — 288.

8. Owen C.R. Erich Maria Remarque: A critical bio-bibliography. — Amsterdam: Rodope, 1984. — 364 p.

9. Remarque E.M. Das unbekannte Werk. Briefe und Tagesbücher. // Hrsg. von T.F. Schneider und T. Westphalen. — Köln: Kiepenheuer & Witsch, 1998. — 727 S. (a)

10. Remarque E.M. The Spark of Life: / Translated by James Stern. — New York: Fawsett Columbine, 1998. — 365 p. (b)

11. Schneider T.F. «Heißes Eisen in lauwarmer Hand». Zur Rezeption von Erich Maria Remarques «Der Funke Leben» // Erich Maria Remarque Jahrbuch / Yearbook. — 1994. — № 4. — S. 29—44

12. Sternburg W. «Als wäre alles das letzte Mal» Erich Maria Remarque: Eine Biographie. — Köln: Kiepenheuer & Witsch, 2000. — 512 S.

13. Taylor H.U., Jr. Erich Maria Remarque: A literary and film biography. — New York: Peter Lang, 1989. — 334 p.

14. Unabhängigkeit — Toleranz Humor. Erich Maria Remarque, 1878—1970 / T.F. Schneider. — Osnabrück: Unirersitätsverlag Rasch, 2001. — 278 S.

15. Wagener H. Understanding Erich Maria Remarque. — Columbia, SC: University of South Carolina Press, 1991. — 141 p.

 
.
Главная Гостевая книга Ссылки Контакты Карта сайта

© 2012—2017 «Ремарк Эрих Мария»