Главная Новости Биография Творчество Ремарка
Темы произведений
Библиография Публицистика Ремарк в кино
Ремарк в театре
Издания на русском
Женщины Ремарка
Фотографии Цитаты Галерея Интересные факты Публикации
Ремарк сегодня
Группа ВКонтакте Гостевая книга Магазин Статьи

На правах рекламы:

программа на сегодня на 1 канал

Блок управления ws900 gfa ws900.

Главная / Публикации / Р. Чайковский. «Перевод и переводчики» (Научный альманах)

Е.А. Костенко, Р.Р. Чайковский . «"Abendlied" Э.М. Ремарка: 27 переводов»

В предыдущем выпуске альманаха «Перевод и переводчики» было представлено 25 переводов стихотворения Рильке «Herbsttag». Тем самым было реализовано пожелание многих переводчиков, критиков и читателей увидеть это стихотворение в многократном воплощении средствами русского языка, возникшее у них после появления книги «Пантера» Рильке в русских переводах» [1]. Как показали последние исследования [2], переводная множественность — это убедительное свидетельство неисчерпаемости оригинала. Всякий оригинал — это нечто большее, нежели сумма всех его переводов не только на данный язык, но и вообще на все языки. Стихотворение Э.М. Ремарка «Abendlied», ставшее предметом переводческого состязания на этот раз, по своим литературным качествам уступает «Пантере» и «Осеннему дню», и тем не менее очевидно, что этот юношеский поэтический опыт Ремарка представляет собой факт высокой поэзии. Об этом свидетельствует, кроме всего прочего, и та готовность многих переводчиков — как профессионалов, так и начинающих, — с которой они откликнулись на нашу просьбу перевести это стихотворение и тем самым принять участие в заочном переводческом турнире, хотя изначально никаких определений рейтингов переводов не предусматривалось. Поэтому переводы даются нами в алфавитном порядке, т. е. в наиболее демократичной форме, в результате чего перевод студента Е. Вторушина, который печатается впервые в жизни, соседствуете переводом В. Васильева — одного из наиболее авторитетных отечественных переводчиков. Внимательный читатель заметит, надеемся, что отдельные решения переводчиков-любителей не уступают находкам профессионалов, если не превосходят их.

Архангельская переводчица Т.Г. Панасевич в письме к нам писала: «Ваш «подкидыш» насквозь двусмыслен, причем смыслы не альтернативны, а параллельны; очень значима авторская пунктуация, не взаимозаменяемая. Любая версия перевода в этом случае может быть только паллиативом. Моя версия тоже «полу-», но я исходила из побудительного (как мне кажется) мотива, определившего название стихотворения». Двадцать семь русских версий «Вечерней песни» Э.М. Ремарка мы и представляем ниже.

Примечания

1. Чайковский Р.Р., Лысенкова Е.Л. «Пантера» Р.М. Рильке в русских переводах. — Магадан: МАОБТИ, 1996. — 132 с.

2. Чайковский Р.Р., Лысенкова Е.Л. Неисчерпаемость оригинала; 100 переводов «Пантеры» Р.М. Рильке на 15 языков. — Магадан: Кордис, 2001. — 211 с.

      E.M. Remarque

ABENDLIED

Und ob der Tag auch wild und qualvoll war,
Von Ironie und Hohn und Leid zerfressen —
Ein Kuss von dir — der Duft von deinem Haar
Ließ mich am Abend alle Quall fergessen.

Wenn auch des Tags erbarmungsloser Brand
Mir allen Glauben an das Leben raubte,
Es brauchte nur ein Streicheln deiner Hand,
Daß ich am Abend dennoch wieder glaubte.

Und wenn auch alles, was ich je gelebt,
Nutzloser Kampf vom Anfang war zum Ende,
Es war doch gut und schön — denn silbern schwebt
Darauf der Segen deiner milden Hände.

I

      Вечерняя песня

И сколько б мук и дичи день ни нес,
страданьем и издевками изъеден,
приму твой поцелуй, вдохну волос —
и все забыто, вечер вновь безбеден.

И если дня безжалостный огонь
мне выжжет веру в жизнь, во все основы,
погладит мне висок твоя ладонь —
и вечером во все я верю снова.

И даже если обернется вдруг,
что все, чем жил, — лишь суета без прока,
прекрасен мир: твоих смиренных рук
парит благословение высоко.

Перевод В. Авербуха

      * * *

Хоть день и полон был тревог,
Сомнения не покидали —
Едва ступил я на порог —
Ушли куда-то все печали.

И беспощадный жар дневной,
Всей веры в жизнь меня лишивший,
Прикосновение руки —
И вечер весь для воскресившей.

И если все, что пережил,
С начала до конца — без смысла, —
Согласье мягкое руки
Парило серебром так чисто.

Перевод Н. Алексеевой

      Вечерняя мелодия

Пусть этот день лишь горе мне принес,
Ирония была его кумиром,
Твой поцелуй и аромат волос
Меня под вечер примирили с миром.

Я бился лбом о дикий берег дня,
Суливший лишь обиды и обманы,
Но вечером твое тепло меня
Опять вернуло в край обетованный.

И если весь мой опыт говорит,
Что жизнь — борьба без отдыха и срока,
Я счастлив тем, что надо мной парит
Твоих ладоней парус одинокий.

Перевод И. Белавина

      Вечерняя песнь

Хотя и боль, и бури день мне нес,
Изъеденный глумлением и скверной —
Твой поцелуй и пряный шелк волос
Заставили забыть их в час вечерний.

Хотя к закату солнце быстро шло
И было веру в жизнь отнять готово,
Я ощутил твоей руки тепло,
И вера в жизнь во мне проснулась снова.

Хоть оказались все мои бои
Бессмыслицей и нагнетаньем муки,
Мир был прекрасен: ведь его твои
Благословляли трепетные руки.

Перевод В. Васильева

      * * *

День был безумен, полон мук и дик,
Растерзанный насмешками и злобой;
Один твой поцелуй — я муки вмиг
Забуду в нежности твоей особой.

Безжалостное если пламя дня
Лишит всей веры в жизнь меня, живого,
То лишь коснусь твоей ладони я,
И вера в жизнь ко мне вернется снова.

И если все, что прожил я, мне вдруг
Покажется напрасною борьбою,
Парит тогда твоих волшебных рук
Благословенье нежно надо мною.

Перевод Е. Вторушина

      * * *

Был день наполнен мелкой суетой,
Разъеден был насмешками и болью...
Но поцелуй и дух волос хмельной
Все позабыть заставили невольно.

Пусть день горит в безжалостном огне —
Он веры в жизнь, я знаю, не похитит.
Лишь ты прильнешь, любимая, ко мне,
И вечер станет вечером открытий.

И пусть все то, что делал я порой,
Ненужным, бесполезным оказалось,
Мне надо лишь, чтоб ты была со мной,
Меня б руками нежными касалась...

Перевод Е. Грязнова

      * * *

Каких бы мук за день ни перенес,
Издевкой и глумленьем изувечен —

Твой поцелуй и аромат волос
Развеют всю печаль мою под вечер.

Пусть даже дня безжалостный огонь
Спалит мне веру в жизнь — ее основу,
Едва лишь ощутив твою ладонь,
Ту веру обрету под вечер снова.

Что б я ни пережил и как бы ни был бит

Борьбой, напрасной с первого мгновенья,

Прекрасно все — ведь надо, всем парит

Рук ласковых твоих благословенье.

Перевод А. Егина

      Вечерняя песнь

Был, как всегда, мучительным тот день —
Страданьем, болью, горечью изъеден.
Но... спрятавшись в волос душистых тень,
Я недоступен больше для трагедий.

Был, как всегда, безжалостным пожар,
Спаливший мою веру в одночасье.
Но... вновь дано молитвенно дрожать,
Коснувшись нежно твоего запястья.

Был, как всегда, тягчайшим жизни груз.
Борьба бессмысленна — все суета и тленье...
Но... вновь в порыве гордом распрямлюсь —
Я вижу рук твоих благословенье!

Перевод И. Ивановой

      * * *

Пусть день жесток был, как нелепый бред,
В кругу насмешки или злобной скуки...
Твой поцелуй, волос струистый свет —
И в час любви мои забыты муки.

А дней не гас безжалостный пожар,
Душа моя в безверье пребывала,
Но вновь сиял надежды милый дар,
Когда рука твоя меня ласкала.

Пусть станет путь и круче, и бедней,
В борьбе бесплодной сил мне не хватает —
Моя прекрасна жизнь, когда над ней
Благословенье рук твоих витает.

Перевод Н. Кан (2000)

      * * *

Жестокий день, где бедам нет конца,
Обрушил град насмешек мне на плечи —
Твой поцелуй, свет твоего лица
Моим спасеньем были в этот вечер.

День поглотил в безжалостном огне
Все то, чему я в этой жизни верил, —
Твоя любовь тогда явилась мне,
В тот вечер я забыл свои потери.

Пусть даже то, что мне судьбой дано,
Никчемным было и напрасным рвеньем, —
Жизнь — хороша, в ней все осенено
Прекрасных рук твоих благословеньем.

Перевод Н. Кан (2001)

      * * *

Злой этот день лишь муки мне принес,
Насмешки гадкие залили время ядом.
Твой поцелуй, твой аромат волос —
И все забыто, если с милой рядом.

Да! В злые дни их огненный кошмар
Сжигает жизнь и в будущее веру,
Но рук твоих пожатий сладкий жар:
И вечер тих, исчезли все химеры.

Жизнь — лишь подобье жалкой суеты —
Растрачена в усильях бесполезных,
Но серебро блаженной чистоты —
Благословенье рук твоих прелестных.

Перевод А. Каплана

      * * *

Пусть в дне моем к мученью все свелось,
К насмешке, боли, — все же в час вечерний
Твой поцелуй и дух твоих волос
Во мне изгладят все мои мученья.

Пусть у меня день зноя и тоски
Похитит веру, жизнь оставив серой, —
Одно касание твоей руки —
И в сумерках ко мне вернется вера.

И если все, чем я день ото дня
Жил в бесполезной битве и сомненьи,
Прекрасным было — осенит меня
Твоих нежнейших рук благословенье.

Перевод Г. Киселева

      * * *

И если день мучительно и зло
Иронией и болью был помечен,
Твой поцелуй, твоих волос тепло
Позволят мне забыть про все под вечер.

И если дня безжалостный пожар
Всю веру в жизнь испепелит коварно,
Коснусь твоей руки я невзначай,
И вновь в себя поверю я нежданно.

И если все, что я уже прошел,
С начала до конца никчемным было,
Вдруг станет так прекрасно и светло —
Твоя рука меня благословила.

Перевод Е. Костенко

      * * *

Хоть день, мучительный и дикий, нес
Иронией разъеденные звуки —
Твой поцелуй, — но аромат волос
Заставил вечером забыть все муки.

Пусть даже дня безжалостный пожар
Всей веры в жизнь лишил меня без слова,
Жест ласковый руки — твой нужный дар,
Чтоб вечером я все же верил снова.

И если все, чем день избыт, —
В борьбе бесплодной вмиг иссякло рвенье, —
То потому, что, серебрясь, парит
За этим рук твоих благословенье.

Перевод Т. Панасевич
(Пунктуация переводчика. — Авт.)

      * * *

Пускай был день мучителен до слез,
Исполненный язвительной печали, —
Твой поцелуй и аромат волос
Меня в ночи отдохновеньем ждали.

Пусть злого дня безжалостный пожар
Во мне доверье к жизни жег без меры —
Твоя ладонь, как благодатный дар,
Мне ночью возвращала скрепы веры.

И пусть весь мир, с бессмысленной борьбой,
От альфы до омеги тек в забвенье —
Серебряно парило надо мною
Твоих блаженных рук упокоенье.

Перевод А. Пурина

      * * *

Как день ни дик, как ни истрепан день
Иронией, насмешкой и страданьем,
Твоих волос и аромат, и тень
Все беды делают воспоминаньем.

И если дней немилосердный зной
Сожжет огнем все доступы и двери —
Погладь меня. Коснись меня рукой,
Чтоб вечером я снова в жизнь поверил.

Но что бы я ни делал невпопад,
Бездарно силы отдавая тлену,
Все надо мной серебряно парят
Те две руки — мягки, благословенны.

Перевод А. Сыщикова

      * * *

Наполнен ли был день одним лишь злом,
Разъеден ли насмешкой и тоскою,
Ты поцелуем и волос теплом
Меня под вечер разведешь с бедою.

Безжалостным хотел ли он огнем
Лишить меня всего того, что было,
Одно прикосновение твое
Мне снова веру к жизни возродило.

И, может быть, с начала до конца
Окажется напрасным дней смятенье,
Оно прекрасно — ведь над ним всегда
Парит мне милых рук благословенье.

Перевод И. Уменко

      * * *

Пусть день был мрачен и жесток сполна,
Разъеденный насмешкой и бедою, —
Твой поцелуй, твоих волос волна —
И муки дня забуду я с тобою.

Пусть день беды в безжалостном огне
В жизнь веру сгложет вновь, подобно зверю, —
Щекой своей прижмешься ты ко мне,
И я опять в себя и в жизнь поверю.

И пусть все то, чем жил я, чем храним,
С начала до конца встает напрасным, —
Оно прелестно — ведь всегда над ним
Благословенье рук твоих прекрасных.

Перевод Р. Чайковского

II

Во второй части этого раздела мы публикуем еще 9 переводов (с вариантами) курсантов Военного университета (Москва), членов переводческой студии профессора Б.Л. Бойко. Некоторые наши оппоненты упрекают нас в том, что мы публикуем порой и незрелые работы. Мы идем на это сознательно, поскольку нам представляется важным поддержать попытки начинающих. При этом нельзя не отметить, что публикуемые студенческие переводы, например, содержат строки, которые заслуживают внимания, поскольку в них пробиваются неподдельные человеческие чувства. Кроме того, интерес представляет само движение мысли начинающих переводчиков, переводчиков, не избалованных публикациями их вариантов, переводчиков, работающих «для себя». Нельзя не отметить достаточно вольное обращение большинства студентов с оригиналом. Не исключено, что в этих переводческих решениях находят свое воплощение наивные (примитивные) представления о переводе, т. е. те формы перевода, которые имели место в прежние века, когда переводчик рассматривал себя как автора или по меньшей мере соавтора.

      Вечерняя песня

Каким бы ни был день мучительно жестоким,
И смехом злым и горем вдребезги разбит,
Один твой поцелуй и аромат твоих волос глубокий
Под вечер позволяют мне все беды позабыть.

Когда прошедший день безжалостным пожаром
Мое желанье к жизни разом погубил,
Достаточно мне ласки рук твоих в подарок,
Чтоб веру в жизнь я снова воскресил.

И если то, что приходилось мне любить,
С начала до конца окажется пустой борьбой,
Мне все равно прекрасно было в серебре парить,
На то благословленным нежною рукой.

Перевод С. Бочарова

      * * *

Как ни был бы день мучительно долог,
Как ни был бы полон издевки и слез,
Мне твой поцелуй нескончаемо дорог,
Он в царство уводит заманчивых грез.

И если прошедший, измученный жаром,
Безжалостный день украдет все мечты,
Своею рукою, как будто пожаром,
Меня воскресишь из забвения ты.

Мгновение. Все, чем я жил, безвозвратно
Уходит. Слепая борьба не нужна.
Паришь в облаках, и нет силы обратно,
И вторишь, и вторишь в молитве: Она!

Перевод А. Венцловского

      * * *

Пусть будет день мой тяжкий полон слез,
И полон горечи, и боли, и злословья —
Твой поцелуй и аромат твоих волос
Под вечер принесут душе здоровье.

Пусть день жестоко выжег, как огонь,
Всю веру в то, что жизнь еще прекрасна —
Ты осенишь меня своей рукой,
И вечер принесет душе согласье.

Пусть скажут мне, что все, что сделал я,
Нелепо, пусто — все же без сомненья
Продолжу я, лишь пусть серебряно звенят
В моей душе твои прикосновенья.

Перевод К. Ельцова

      * * *

В такой жестокий, страшный день,
Израненный насмешками и горем,
Лишь поцелуй и запах твой
Помогут мне найти убежище в покое.

И дня всепоглощающий огонь
Лишает нас надежды жить.
По вечерам молюсь о том,
Что сможешь на меня тепло руки излить.

И лишь тогда забуду все:
Все ужасы бессмысленной войны, страданья, слезы,
Когда, как божий дух, меня благословишь
Своей серебряной рукою.

Перевод Н. Леснова

      Серенада

И если трудный день жестокий
Снедал меня иронией, издевкой и бедой,
Твой поцелуй и аромат волос знакомый
Заставят вечером забыть о том.

Когда жар повседневности палящий
Вдруг веры в жизнь меня лишил,
Коснуться нужно рук животворящих,
Чтоб вечером я снова с верой был.

И если все, что я когда-то делал —
Ненужная борьба, с начала до конца,
Все ничего. Лишь потому, что ведал:
Твоя благословляла то рука.

Перевод И. Ращектаева

      На излете дня

Вот день прошел. Он полон был сует,
Насмешек фарисеев, моих бед,
Но вечером забыл об этом я,
Ведь нежная и легкая рука
Дотронулась до моего чела,
Дурманом славным напоив меня.

Пусть погорелец я: в пожаре дня
Лишен уюта мысли о грядущем,
Я знаю: на излете жизни дня
Ты прикоснешься — я забуду о минувшем.

Пусть даже то, чем я всегда дышал,
Сплошною суетною дракой было,
Я не раскаиваюсь здесь ни в чем —
Ведь ты меня навеки вдохновила.

Перевод Р. Терентьева

      * * *

День этот злой ушел, уж позади!
Иронией изрезан в лоскуты;
Касанье губ — дурман твоих волос —
Я мигом позабыл весь дня хаос!

Пожар дневной — неистовый огонь:
Похоронил меня еще при жизни.
Касание одно твоей руки —
И вечером воскресну я для жизни.

Борьба моя с начала до конца
Была подобна поступи слепца:
Но на излете суетного дня
Венцом твоим был коронован я.

Перевод Р. Терентьева

      * * *

И как бы ни был день жесток и дик,
Насмешкой и страданием пропитан,
Твой поцелуй и шелк волос твоих
Изгонят вечером мученья и обиды.

И если вдруг случится так, что все,
Во что я верил, день испепелит,
Одно прикосновение твое
Мне вечером надежду возвратит.

И если жизнь моя с начала до конца
Борьбой была бессмысленной и тщетной,
Она была прекрасна — ведь она
Благословеньем рук твоих согрета.

Перевод Д. Шмелева

      * * *

Тянулся день невыносимо долгий,
Как будто насмехаясь надо мной,
Твой поцелуй — настолько нежный, робкий,
Вернул мне долгожданный мой покой.

День был ужасным, скучным и бесцельным,
Лишал меня желания любить,
Но твоя нежность с ветерком весенним
Позволила все это мне забыть.

О, если бы ты знала, что я испытал,
Сражаясь насмерть против беспощадной скуки.
Я дрался, падал, снова в бой вставал!
Твои одни спасли меня лишь руки.

Перевод Г. Яценко

 
.
Главная Гостевая книга Ссылки Контакты Карта сайта

© 2012—2019 «Ремарк Эрих Мария»